Школа Шальнова
Языки через общение, самостоятельность, развитие способностей
   Школа  Программы  Видео  Статьи  Параллели  Дискуссии  Уроки  Магазин  ВКонтакте 

Звуки, буквы и экстремальная редукция в Английском

Различие объективной и субъективной реальностей речи

Буква – это субъективная реальность, которую мы передаем и принимаем. Это то, что, нам кажется, мы говорим и то, что, нам кажется, мы слышим. То есть, русский носитель языка может думать, что говоря слово «это», он произносит «о», другой русскоговорящий тоже услышит «о», но звук объективно был «а».

При этом русскоговорящий, который бессознательно корректирует чужую речь, когда слушает, и ожидает, что его собственная речь будет скорректирована, обычно уверен, что слова «это» и «эта» произносятся по-разному,

Буква проявляет себя через (1) фонему, или (2) через влияние на соседнюю фонему – изменение самого звука или его длительности. Буква может проявить себя (3) через дополнительную паузу, там где она только подразумевается. А может наоборот передаваться через резкий обрыв предыдущего звука. (4) Мы можем также слышать букву там, где звук редуцировался в ноль или почти в ноль. (5) Мы можем также чувствовать присутствие буквы там, где ее вообще нет, а есть она только в однокоренных словах.

Когда мы говорим, мы кодируем буквы в фонемы и, как видите, не только в фонемы. Когда мы слушаем, мы декодируем и восстанавливаем буквы.

Раскладывание звуков в родную матрицу

Если речь начинает слушать иностранец, то он вообще все звуки нового для него языка старается уложить в набор (матрицу) понятных ему звуков из его родного языка. И такое искаженное слышание может только укрепляться со временем, если человек не будет работать над своим восприятием. Особенно взрослые в этом плане неблагополучны.

Итак, то, что мы слышим, и то, что есть на самом деле – субъективная и объективная реальности – не совпадают.

Фонетическое описание отражает идеальную речь, а не реальную

Фонетическое описание звуков обычно дает представление об очень правильной речи, а экстремальная редукция обычно не описывается. О ее законах не осведомлены обычно ни ученики, ни учителя, ни носители.

И поэтому бывает очень полезно многократно – опять и опять – прокручивать один и тот же фрагмент реальной речи, выделяя не те фонемы, которые должны бы были быть в соответствии с описанием в словарях, а вслушиваясь, что же происходит на самом деле. И брать для этой цели надо обычную речь – то есть, речь тех людей, которые говорят в меру разборчиво или совсем неразборчиво. Субтитры желательны.

И тогда много интересного можно для себя обнаружить…

Редукционно устойчивые и неустойчивые языки

В некоторых языках четкая речь не сильно отличается от нечеткой. Обычно в этих языках меньше звуков, и потому соседние звуки друг на друга не похожи. К тому же, возможно, редукция уже давно стала нормой речи. Так редукционно устойчивым является современный (не древний) иврит.

Английский – это экстремально неустойчивый в редукционном плане язык. Человек может редуцировать звуки почти в ничто – до того уровня невнятности, что другой может только угадать, но не услышать, что он говорил. И даже, если слушатель, не все угадает и не всё поймет, по крайней мере, он поймет на какую тему шел разговор и разберет ключевые слова, из которых восстановит общий смысл.

Очень четко говорят представители власти. Если человек из низов начнет говорить четко, это его окружением может быть воспринято как вызов. То есть, для низов существует запрет на четкую речь.

Экстремальная редукция в английском

1) В Английском очень часто исчезает последние согласные звуки (кроме «s» и «z»). Особенно «t» и «d». По этой причине окончания прошедшего времени часто вообще не произносятся. «t» и «d» также исчезают пред гласными, особенно если они идут после «n». Они совсем исчезают, если следующее слово начинается с похожей согласной («t», «d», «th»).

2) «ING» может редуцироваться до краткой и неясной «i», и даже носовой тембр этой гласной, соответствующий носовой «n» может быть очень слабо выражен.

3) Что из двух согласных подряд может произноситься только одна, и тогда «acked» может звучать как «ast», например.

4) Слова «to», «of», «and» могут редуцироваться до звука шва. Известное сокращение «wonna» - это результат исчезновения последней «t» и редукции «to».

5) Звонкие звуки, особенно в конечном положении, немного оглушаются. Глухие, наоборот, немного озвончаются. Так «What are you doing» может звучать как «What do you doing». Почему? Потому что «t» стала звонче, как это с ней бывает между гласными, а «are» редуцировалась в ШВА, как это обычно происходит и с гласным звуком в слове «do».

6) «H» исчезает сплошь и рядом.

7) «M» часто звучит похоже на «N», а «N» может звучать похоже на «M».

8) Все дифтонги превращаются в монофтонги.

9) «old» превращается в «au». «Молдер» превращается в «Маудер».

Приставки могут исчезать совсем, просто потому что они имеются в виду. «Excuse me», к примеру, без первого слога легко обходится, и этому первому слогу может соответствовать только еле уловимая дополнительная пауза в реальной речи. Три звука в этом слове редуцируются в паузу и передаются только ритмическим рисунком, или же они могут исчезать совсем. Но человек всё равно их услышит – мысленно восстановит недостающее.

Пример из Мартина Идена

Вот часть интереснейшего объяснения, которое Руфь давала Мартину Идену по поводу того, как надо говорить.

"There is no such word as 'ain't,'" she said, prettily emphatic.

Martin flushed again.

"And you say 'ben' for 'been,'" she continued; "'come' for 'came'; and the way you chop your endings is something dreadful."

"How do you mean?" He leaned forward, feeling that he ought to get down on his knees before so marvellous a mind. "How do I chop?"

"You don't complete the endings. 'A-n-d' spells 'and.' You pronounce it 'an'.

'I-n-g' spells 'ing'. Sometimes you pronounce it 'ing' and sometimes you leave off the 'g'. And then you slur by dropping initial letters and diphthongs.

'T-h-e-m' spells 'them. ' You pronounce it - oh, well, it is not necessary to go over all of them.

What you need is the grammar. I'll get one and show you how to begin. "

Обратите внимание, Руфь говорила Мартину: «Sometimes you pronounce it 'ing' and sometimes you leave off the 'g'» В правильной речи «g» не произносится, но она передается через изменение тембра «n», но Руфь слышит эту букву, потому что она присутствует в ее субъективной реальности, как она присутствует в субъективной реальности любого натива (нейтива, носителя).

Помните, что чтение об эффективных способах работы
не может заменить самой работы!

 Илья Шальнов
 http://shalnov-school.ru
 http://ipolyglot.net

Skype: ilyashalnov  
+7 (916) 277 0916  
ilyashalnov@yadex.ru