Школа Шальнова
Языки через общение, самостоятельность, развитие способностей
   Школа  Программы  Видео  Статьи  Параллели  Дискуссии  Уроки  Магазин  ВКонтакте 

Расширение зрения и подавление артикуляции: цели две, упражнение одно

Расширение зрения – это тренировка мозга, а не сетчатки

Похоже, прояснение периферийного зрения не имеет никакого отношения к тренировке сетчатки. Мы тренируем мозг, а не сетчатку. Быть может, даже не столько мозг, сколько ум.

Вообще-то, глаза могут быть развиты в разной степени, то есть, люди могут быть правшами и левшами. Но с глазами, как с руками, и, если правая рука работает лучше левой, то это не потому, что нервы у правой руки лучше, а потому что часть мозга, ответственная за работу правой руки, более умелая. А, быть может, это даже не часть мозга более умелая, а привычка ума работать с правой рукой.

В любом случае, мы будем развивать свой ум, а в какой степени это будет только наше умение, и в какой степени качество определенного участка мозга, который разовьется после того, как мы начнем его тренировать, для нас сейчас не так важно.

Развивая правую руку, ты развиваешь и левую в какой-то степени. И, если мы будем тренировать периферийное зрение одного глаза, то в какой-то степени расширится зрение и у другого глаза.

Векторность восприятия

Восприятие – это очень сложный процесс. Когда мы что-то воспринимаем, мы сравниваем воспринимаемые образы с уже знакомыми нам образами. То есть, при восприятии идет сверка воспринимаемых образов с той базой данных, которая уже есть в нашем распоряжении, и качество базы данных – это существеннейший момент в качестве нашего восприятия.

Читая, мы сопоставляем читаемые слова с той базой данных, которая есть у нас в уме – сравниваем слова с готовыми, знакомыми образами слов. И слово, скорее всего, будет прочитано правильно, даже если буквы окажутся не на своих местах, потому что сверка с образом из базы данных всё равно произойдет.

Мысленный образ слова – это движение, которому ты научился – мысленное построение этого слова. Это вектор твоего ума-памяти.

Вектор – это описание движения. Так это и в математике, так это и в программировании. Векторная графика, к примеру, это описание движений художника (начальная точка, конечная точка, степень изгиба, направление изгиба, толщина линии, цвет линии и так далее). Файлы векторной графики получаются много-много меньше файлов, где вся картинка описывается по точкам.

Элементарные движения ума-памяти также можно назвать векторами ума-памяти. Информация в памяти хранится в векторном виде, и потому она очень хорошо «сжата». Твое запоминание будет раскладыванием новых образов в те вектора, законченные образы, «гештальты», которые есть в твоем распоряжении. Философские идеи, между прочим, – это тоже своего рода вектора ума-памяти, но очень сложные вектора. И это относится ко всем гештальтам.

Слова – это вектора. Буквы и звуки – это более элементарные вектора, из которых складываются слова.

Очень важно, чтобы слова-вектора были четкими. И для этого хорошо научиться их рисовать в своем уме. Чтобы четким был не только аудиообраз, но и видеообраз.

Почему у меня расширилось зрение?

Как развивать мозг, как развивать ум, чтобы зрение расширилось? Традиционные упражнения – таблицы Шульте и созерцание зеленой точки, похоже, не эффективны. То есть, после долгих усилий по расширению зрения этим способом я пришел к печальному практическому выводу, что эти практики бесполезны.

Мы тренируем сетчатку ежедневно по 16 часов в день, но это не значит, что наше зрение будет все время улучшаться. Тем более, не факт, что оно улучшится после созерцания зеленой точки в центре страницы, или после работы с таблицами Шульте. Потому что не в сетчатке дело.

Зрение, однако, само расширилось потом. Почему? Потому что я заучивал иностранные слова через зрительный анализатор. Я использовал «шаманскую» технику заучивания слов, то есть, заучивание программой Мнемокарточки в режиме диктанта в сочетании со слушанием музыки и отстукиванием ее ритма ногами. Я научился видеть слова внутренним взором. Не только слышать их, но и видеть. Быть может, не так ярко, как хотелось бы, но всё-таки видеть.

Отчасти помогла также чтение без проговаривания, которому я научился, сочетая чтение с пением (всё ж лучше, чем стук-ритм).

Что значит по-настоящему видеть?

В чем разница между «посмотрел» и «увидел»? Если можешь воспроизвести по памяти, значит увидел. Если не можешь воспроизвести, значит, только посмотрел. Если для того, чтобы воспроизвести зрительный образ тебе нужно непременно мысленно произнести слово, значит, ты слова в общем-то не видишь – только слышишь.

Некоторые люди умеют видеть слова, некоторые нет. И тому, кто их не видит, очень желательно этому научиться.

Считывание и угадывание

При чтении слова отчасти угадываются, отчасти считываются. Угадывать умеют все, а вот со считыванием не всё так просто. И, вообще говоря, чтобы что-то угадать и достроить, надо хотя бы что-то сначала считать.

Похоже, бесполезно учиться угадыванию, но очень полезно учиться считыванию.

Конечно, если ты учишь новый язык, особенно если это язык с предсказуемым чтением, ты осваиваешь искусство считывания слов по буквам и буквосочетаниям. И, если ты заучиваешь написание иностранных слов, ты учишься мысленно видеть эти слова, ты развиваешь искусство считывания.

Мысленная печать

Но есть и другое упражнение, которое видится очень полезным – мысленная печать. Ты мысленно печатаешь слова, которые ты произносишь. Делая это упражнение, ты СОЗДАЕШЬ (точнее, ДЕЛАЕШЬ БОЛЕЕ ЧЕТКОЙ) свою базу данных – то есть базу образов слов, с которыми потом при чтении будут сравниваться слова из текста.

Речь сейчас не идет о мысленной печати на клавиатуре. Это другое полезное упражнение, но речь сейчас идет о том, что ты рисуешь буквы и рисуешь слова своим мысленным взором.

Как мысленно печатать длинные слова

В русском языке слова длинные, поэтому мысленно печатать их можно по слогам. С мысленной печати по слогам мы и начинаем, как когда-то начинали с чтения по слогам.

Важно научиться видеть количество слогов. Количество слогов распознается через ритм. Можно сказать, что слов «корОва» в этом случая имеет такой же ритм, как и слово «та-тА-та», которое трехсложное. А длину каждого слога видеть не трудно. И тогда, в каждую клеточку слога мы будем вписывать буквы. То есть, слово «корова» впишется в матрицу, похожую на три «двухтрубных корабля» из игры в Морской Бой. Или так: «ко-ро-ва».

Слоги бывают длиной в одну букву. Чаще в две буквы. Часто встречаются слоги и в четыре буквы, но слоги в пять букв встречаются редко.

Если ты можешь мысленно печатать, что ты сможешь и прочитывать слова в обратном направлении. Тоже сначала по слогам. По слогам аналогичную работу можно выполнять и на аудио-анализаторе, но нам важнее тренировать видеоанализатор (зрительный, то есть).

Созерцание букв

Кстати, не мешает и сами буквы посозерцать: сделать шрифт крупным и смотреть, как же буквы нарисованы. Есть очень много разных шрифтов, но насколько шрифты отличаются друг от друга, и как реально выглядят буквы, знают только художники.

Мысленно нарисованы они могут быть по-разному. Они могут быть рисунком на доске, они могут быть сделаны из стали, они могут быть огромными, как дома, стоящие вдоль улицы, они могут быть разноцветными, светиться, вращаться и так далее.

Практиковать мысленную печать можно в любое свободное время

Это упражнение (мысленную печать) можно практиковать при пробуждении, или, например, в общественном транспорте. Таким способом можно постепенно переводить мышление на зрительный анализатор. То есть, можно научиться думать, не говоря мысленно, а печатая мысленно слова.

Опять мы видим эту истину: хочешь научиться читать, научись писать. Частный случай общего закона: хочешь освоить пассивный (точнее, рецептивный) навык, освой соответствующий активный (точнее, продуктивный) навык. Слово «пассивный» тут не совсем верно: чтение – это пусть и рецептивный, но, как мы видим, весьма активный процесс.

Зрительный анализатор и периферийное зрение

И, когда ум и мозг будут натренированы, тогда и периферийное зрение окажется востребованным. А до тех пор, какой смысл мозгу обрабатывать сигналы с периферии сетчатки, если он с ними все равно не умеет работать? Ведь ничего нет на выходе, когда нечеткий образ с периферии сравнивается с нечеткими образами слов, которые хранятся в памяти. Одна нечеткость умножается на другую, и в результате почти ноль. Другое дело, если образы в памяти четкие.

И, если мы можем работать со зрительными образами, мы можем расширять наше мышление. Если мышление широкое, то и восприятие будет широким.

Было бы совсем хорошо, если бы нервы периферийных участков сетчатки были столь же сильными, как и нервы в центре сетчатки, но у нас нет такой анатомии. И, кстати, солнце бы тогда слепило нас, даже когда оно было бы на периферии.

О мысленной артикуляции

Если мышление зрительными образами слов будет развито, то артикуляция перестанет быть необходимой при чтении. То есть мысленная печать дает тот же эффект, что и искусственный упражнения на подавления артикуляции, только мысленная печать много естественней и эффективней.

Вообще говоря, подавление артикуляции – это не то, к чему надо стремиться. Стремиться нужно к тому, чтобы научиться понимать напечатанные слова напрямую, без артикуляции. Сама по себе артикуляция не мешает быстрому чтению.

И лучше, когда слова артикулируются мысленно очень четко и с артистическими интонациями. При чтении мы будем связывать мысли (образы и идеи) с артистическими интонациями, то есть с эмоциями, с аффектом. Подобное связывание работает аналогично естественному интегральному алгоритму быстрого чтения.

Параллельные аудиопотоки

Если человек может понимать, не артикулируя, артикуляция при чтении его уже не будет тормозить. Тогда человек может и думать параллельными аудиопотоками. К примеру, он может читать вслух и думать при этом еще о чем-то другом. Или, к примеру, заучивать иностранные слова – как говорятся и как пишутся, и при этом еще что-то обдумывать.

То есть, мышление становится многозадачным – как у Цезаря, который, говорят, мог делать несколько дел одновременно. В таком режиме и трансовые техники хорошо осваиваются. То есть, работа мышления выполняется в основном на автомате.

В этом случае и синхронный перевод становится проще, чем последовательный перевод. Если же многопотоковость не освоена, то синхронный перевод может показаться запредельно трудной задачей.

О неразумных родителях

Дети могут учить уроки и одновременно слушать музыку или слушать сказку и делать что-то еще. Родителям это обычно не нравится, они учат детей не отвлекаться. Так и не дают родители детям развивать естественную многопоточность, естественную трансовость мышления.

А можно ли искусственно сузить зрение?

Еще как можно! Если настойчиво и долго травить свой мозг алкоголем, то зрение станет «тоннельным». Это хорошо известный симптом серьезного психического неблагополучия.

Широкое зрение и социальный статус

Насколько широко человек видит мир, бессознательно считывается окружением. Если у человека широкое зрение, он воспринимается как человек с сильной психикой и сильным умом. То есть, человек с широким зрением воспринимается как хозяин.

Помните, что чтение об эффективных способах работы
не может заменить самой работы!

 Илья Шальнов
 http://shalnov-school.ru
 http://ipolyglot.net

Skype: ilyashalnov  
+7 (916) 277 0916  
ilyashalnov@yadex.ru